Будущее как повод для самопиара

Будущее как повод для самопиара

Далее публикуем критичный обзор того, что такое баркемп с точки зрения обывателя и придет ли к нам культура самоорганизации.

Человек, испорченный научными конференциями, на мероприятии в формате «баркемп» испытывает растерянность. Так же, как блог является не новой формой высказывания, а отсутствием этой формы, так и «баркемп» отличается не порядком, а беспорядком.

Если на нормальных конференциях доклады заявляются заранее, формируются тематические секции с тем, чтобы каждый мог составить собственную программу и распланировать свой день, то на баркемпе организация конференции происходит одновременно с самой конференцией. На ходу заявляются доклады, на ходу же отменяются, тематических секций же нет вообще – кто будет говорить, о чем и что будет происходить в соседней секции, порою не разобрать.

Отчего-то обстановку хаоса многие называют «творческой». Хотя как раз творчество часто требует серьезной самодисциплины. Известна, к примеру, история про Гоголя, к которому половина Петербурга собралась на чтение «Мертвых душ» с традиционным опозданием на несколько часов. Так Гоголь вышел в залу к публике в халате и сказавши, что уже десять вечера, отправился спать. Великий писатель, из чьей «Шинели» вышла русская литература, жил строго по часам.

Но дело даже не в организации. В конце концов, если формы нет, то ее можно придать. А вот что делать, если нет содержания? На прошедшей 28-30 мая в Петербурге конференции NevaCamp 2010: Будущее Интернета» содержания не было никакого – или почти никакого.

 

Собственно в первый день, в пятницу, вообще не было ни докладов, ни мастер-классов – ничего. Было нечто несуразное под названием StarFormers, смесь тимбилдинга с пикником на природе. Доклады начались только на второй день.

Выступивших на NevaCamp 2010 можно поделить на три разночисленных группы. Люди из первой группы занимались самопиаром, из второй – тоже занимались самопиаром, но мелким и неказистым. Третьим же просто нечего было сказать даже для самопиара, но они высказывались все равно. Присутствовали и люди из еще одной группы, без номера – они являли собой замечательные исключения.

Первая группа – это представители больших компаний и корпораций: Илья Шпаньков из Opera Software, Ростислав Шоргин из Яндекса, Михаил Цыганков из Microsoft и Геррет Джонсон, стратегический директор МТС и по совместительству владелец компании BrainStore. Все они строили свои выступления примерно по одной схеме. Сначала рассказ про светлое и насквозь информационное будущее, а затем переход к продуктам компании, на основе которых, ясное дело, и будет строиться это прекрасное будущее. Различались выступления только по искушенности докладчиков и размаху их мысли. Причем и то и другое с течением времени только нарастало: от конкретного и скромного Шпанькова в начале до фееричного Джонсона в конце. Впрочем, обо всем по порядку.

Илья Шпаньков напомнил, как много инноваций в области браузеростроения сделала компания Opera Software: вкладки, менеджер паролей, экспресс-панели, мышиные жесты, opera turbo. И вот последнее изобретение норвежских программистов: Opera Unite. Это, кстати, не такая уж новинка – изобретение презентовали аж год назад.

Идея заключается в том, чтобы передавать файлы непосредственно от браузера к браузера, минуя дополнительные сервисы. Например, из картинок на локальном компьютере можно сгенерировать галерею, которая откроется в другом браузере по специальной ссылке. Другими словами, в браузер встраивается функциональность веб-сервера.

Тут, конечно, сразу приходит такая мыль: если можно передавать картинки, то почему нельзя передавать что угодно вплоть до полноценных сайтов? Вспоминается Netsukuku, проект по построению с помощью wi-fi одноранговой самоорганизующейся компьютерной сети, топология которой хранится на каждом локальном компьютере. Для такой сети, в отличие от Интернета, не существовало бы единого «рубильника». Но Opera Software, конечно, не столь радикальна. Они за «единый и свободный веб», но слово «свободный» для них означает всего лишь открытые веб-стандарты. В частности html5, css3, canvas, svg – про них был отдельный обзорный доклад Вадима Макеева.

 

Будущее, описанное в презентации Яндекса, получилось менее конкретным и более масштабным. Поисковики станут оперировать не интернет-страницами, а объектами, явлениями и персонами, языковые барьеры окончательно сотрутся благодаря совершенствованию систем автоматического перевода. Особенно помогут в деле повышения качества поиска социальные сети. Причем речь не только о таргетинге – это само собой. Было высказано желание собирать сведения, в том числе и о размере кошельков пользователей. Речь о генерации некой обобщенной информации, новостей, отзывов и тому подобного на основе высказываний простых пользователей.

Легко представить, что это будет за «качество», если взять и проинтегрировать некомпетентную толпу. Но тут, конечно, возникает спор о терминах: что именно называть качеством. Если это нечто объективно не существующее, если это только некая субъективная характеристика, коррелирующая с популярностью, то можно и проинтегрировать. С другой стороны все вроде бы согласны, что Флобер это одно, Ивлин Во – это другое, а Глуховский нечто третье. И надо как-то различать пласты, к которыми они принадлежат, пусть даже между самими пластами нет резких границ.

Михаил Цыганков из Microsoft показал ролик про поход молодой женщины будущего к врачу. Повсюду волшебные экраны: в стенах, в полах, в потолках, в столах, они выдают любую информацию, любую информацию считывают и рисуют стрелочки, показывая куда идти. Понятия операционной системы нет, в каждом устройстве только браузер. Все хранится в облаке, благодаря стандартизации обеспечивается единство информационной системы. Медицинская тематика ролика не случайна: компания Microsoft активно работает над информатизацией больниц. Билл Гейтс озабочен глобальными проблемами современности: болезни, голод, бедность. Понятно, что компьютерными программами осчастливить нищих нигерийцев не получится – у них воды нет, не то что компьютеров. А вот медицинским центрам развитых стран вполне можно что-нибудь продать.

Михаил заверил, что необходимый комплекс технологий для продемонстрированных походов к врачу практически готов – не зря Microsoft тратит на них 60% своих ресурсов. В подтверждение показал две картинки: на одной вся линейка продуктов от Office Web Apps до облачной платформы Windows Azure, на другой мозаика веб-сервисов, от поисковика Bing до сервиса синхронизации Mesh.com. Правда, к Windows Azure полноценного доступа из России пока нет, обладатели live id могут воспользоваться только ограниченного поставкой, но зато забесплатно. За деньги будет к концу года.

 

Последним в ряду представителей от больших компаний на конференции выступал стратегический директор МТС Гарретт Джонстон. Толстый ирландец в розовой футболке и белых летних штанах, который сменил более десятка стран и выучил столько же языков. Четыре года уже живет в России, говорит по-русски; и даже российский паспорт у него есть.

Сочетание само по себе удивительное. Можно объяснить себе ситуацию, когда какой-нибудь филолог или просто любитель-экстремал, начитавшись Достоевского, встает и едет в Россию, чтобы увидеть героев книг русского классика во плоти. Это более-менее объяснимо. Но тут человек говорил не о культуре-литературе, он говорил о «концептуальной инновационной силе», об «умении придумать ответ на вопрос, который еще никто не задал».

Мир будущего по Джонстону будет опять же насквозь информационным: зубные щетки будут не просто чистить рты, но и попутно сканировать рот, брать пробы слюны и отправлять в лаборатории для анализов на рак. Производителям придется стать предельно клиентоцентричными и продавать уже не просто зубные щетки, а здоровые рты. Клиентоцетричным станут и государства: все вопросы будут решать на референдумах в Интернете. Потому что лучшая форма правления, по мнению Гарретта, – это прямая демократия, как в богатой Швейцарии. И вот движущей силой этого нового мира, несмотря на все проблемы с коррупцией, будет Россия с ее необыкновенной «концептуальной инновационной силой».

Тут перед мысленным корреспонденту «Вебпланеты» встал рекламный постер нового журнала «Однако» с физиономией пропагандиста Леонтьева и слоганом «Россия – ядро нового мира», и поспешно формулировался вопрос: из чего собственно вывод о потенциале родины мамонтов? Понятно, конечно, что коррупция, бюрократия, нефтяные сверхдоходы, – все это может мешать реализоваться, к примеру, талантливым инженерам. Для их идей нужны ресурсы, которых нет. Но в Рунете же иная ситуация, тут много делается проектов. Только в абсолютном большинстве своем это клоны и клоны клонов. Где же ответы на незаданные еще вопросы?

Джонтсон ответил в том смысле, что цифр у него нет, одни ощущения, что еще очень мало россиян подключено к Сети, и спасение России в гигабитном канале в каждой квартире в 20 крупнейших городов. А если кому-то все же нужны цифры, то он может сравнить количество русскоязычных статей в Википедии и статей на китайском. Что касается Рунета, то он «похож подростка, который может произвести ребенка, но что делать с женщиной, не знает».

Вдумчивый читатель заметит, что в рассказе о выступлении стратегического директора МТС не видно рекламы чего бы то ни было. Искушенность ирландца с российским паспортом, действительно, настолько велика, что в потоке его слов не сразу можно вычленить слова про его швейцарскую компанию. Компания называется BrainStore и занимается перепродажей идей. Поэтому, если у кого-то есть идеи, то Джонстон их с радостью примет – таков основной посыл. Отдел по принятию идей от населения планируется организовать при МТС. А вот разворачивать сеть стандарта LTE, напротив, не планируется.

К первой же группе, наверно, можно отнести и выступление веб-архитектора Yahoо Кристиана Хелльманна, но оно все же стояло несколько в стороне. Во-первых, Кристиан не смог приехать лично, поэтому выступление происходило в режиме веб-трансляции. Во-вторых, он был единственным, кто не говорил по-русски. В-третьих, он особенно не занимался фантазиями о будущем, а поведал о тяжелой судьбе веб-разработчика и предложил для него панацею. Тяжесть судьбы веб-разработчика заключается в необходимости изучать бесчисленные API и подгонять сайты под множество браузеров. А панацея носит название YQL и позволяет обрабатывать данные из различных источников, используя SQL-подобный синтаксис. Ведь общеизвестно, что любую проблему можно решить, просто введя еще один уровень абстракции.

Кристиан был в майке с надписью «Yahoo Россия», но это обстоятельство вовсе не означает, что Yahoo планирует обратить свои взоры на наши снежные пространства.

# # # #

Вторым номером выступали люди попроще. Присутствующим рассказали про приставку к телевизору Porno TV с порнографией внутри; сеть коворкинг-центров Оазис, которые докладчик отчего-то называл «научными парками 3-ого поколения»; вирусные компании от Trinet и т.п.

Очень популярна была тема дополненной реальности – сразу три доклада. Два маркетинговых агентства показывали ролики с черно-белыми метками, каковых на ютубе чуть более 9000. Третий доклад, за авторством Алексея Любко из IT Arts, анонсировался как «более научный взгляд» на проблему. На деле же Алексей в основном ограничился рассуждениями в стиле «как было бы здорово, если бы реальными объектами можно было оперировать, как виртуальными; а виртуальными – как реальными». Тогда, по его личному мнению, жизнь наша черезвыйчайно обогатиться эмоциями. Одновременно, правда, у него проскользнула мысль, прямо отрицающая предыдущую: «дополненная реальность» уже встроенна в наш мозг. Всякий раз, когда вы смотрите наружу себя, и видимое вызывает у вас некие ассоциаций, всякий раз возникает дополнительное измерение – «дополнительная реальность». Иными словами, идея создания «дополненной реальности» – это еще один шаг на давно начатом пути протезирования всего человеческого, что есть в человеке. У вас есть глаза? Мы их вырежем, веб-камеры с доступом в Интернет вам больше подойдут.

# # # #

Про третью группу писать совсем неинтересно, поэтому перейдем сразу к людям вне номеров.

Михаил Бурчик, разработчик игр для соц. сетей, выступал в субботу, в самом конце дня, и помещение конференции изрядно опустело. Те немногие, кто выжил, смогли услышать очень дельный доклад – человек проделал конкретную работу и честно рассказал о результатах с цифрами и графиками.

Собственно самое интересное, как всегда, про деньги. Стоимость разработки качественной игры по представленному ТЗ – от 300 000 рублей, соответственно зарплата разработчика – от 40 до 150 тыс. рублей в месяц. Средний доход от игры в сети “Вконтакте.ру” – 5-10 тыс, но имеет тенденцию к падению. Это деньги, которые остаются от тех, что потратили 8 тысяч игроков, после того как свою долю забрал “Вконтакте” и посредник, меняющий внутреннюю валюту соц.сети на нормальные рубли. Легко посчитать, сколько приносит каждый пользователь и за сколько окупится игра. А вот доход в “Моем Мире” в разы больше – порядка 20 тыс. Отличие объясняется это тем, что аудиторию “Моего Мира” более возрастная и соответственно более платежеспособная. Вообще соц.сети, которые только начинают открывать свои API, перспективней: и аудитория другая, и конкуренции меньше. Но все это касается игр – а на неигровых приложениях заработать не получается. Их можно рассматривать скорее как средство рекламы и генераторы трафика для чего-то еще.

Цифры примечательные, но один из самых животрепещущих вопросов современного Веба остался открытым: кто эти люди, что играют в игры в соц.сетях? Понятно, что люди, особенно молодые и здоровые вообще склонны жить в точном соответствии с болезненно-боязненной философией Эпикура: пока я есть, смерти нет, когда есть смерть, меня нет – для меня лично смерти не существует. Люди не знают, что делать со своим временем, и охотно окружают себя трупами часов, минут и лет. Но ведь они и деньги тратят, основной, казалось бы, фетиш всех времен.

# # # #

Финалом конференции стал кулуарный разговор про назревающую войну в Корее. Впрочем, в некотором смысле NevaCamp 2010 с него и начался. Перед первым докладом, когда публика уже расселась и приготовилась внимать, возникла пауза, которую организаторы попытались заполнить, обратившись к аудитории с вопросом о будущем Интернета. Корреспондент «Вебпланеты», вспомнив заветы Хантера С. Томсона, бесстрашно ринулся в гущу событий и выступил с речью, содержание которой завершает эту статью.

Все основные тренды Сети более или менее известны людям, чья профессия связана с Интернетом. Облачные вычисления, гео-сервисы, дополненная реальность, мобильный веб – они потому и основные, что очень заметны. Все тренды выписаны на флаерах, что выдавали участникам при регистрации, и просто называть их, давая определения и рисуя эффектные картинки, почти бессмысленно. Будущее вообще очень сложно прогнозировать: история человеческой мысли наглядно это демонстрирует.

Но если все же брать будущее Веба в качестве предмета общих размышлений, то нужно учитывать, что Веб не является чем-то самостоятельным и независимым. Он часть сложного мира, который, видимо, входит в тяжелый системный кризис. Происходит смена культур, смена типов мышления, типов общественных взаимоотношений. Не только технологии меняют жизнь, но и сама жизнь работает как фильтр технологий. И вернее всего, что Веб будущего будет гораздо более причудлив, чем многие воображают сегодня.

Оригинал тут.

About Foundation: mission, projects, events Previous post About Foundation: mission, projects, events
Open Data Impact Map - Карта использования открытых данных - Перейти к проекту